Поиск по сайту:



НЕКРАСОВ ПОЭТ ТРУДА Печать

НЕКРАСОВ ПОЭТ ТРУДА

Некрасов был едва ли не первым в России поэтом труда.  Он очень рано понял, что

В мире есть царь: этот царь беспощаден.

Голод названье ему.

Этот «царь-голод»

...в артели сгоняет людей.

Ходит за плугом, стоит за плечами

Каменотёсцев, ткачей.

Страшную тяжесть подневольного труда Некрасов изобразил так, как ни один поэт до него. Безмерным страданием наполнен труд голодного крестьянина. «В поту, в грязи по макушку» он мается на своей нищенской полосе. В поэме «Кому на Руси жить хорошо» крестьянин Яким Нагой гневно отвечает барину, упрекнувшему мужиков в пьянстве:

Нет меры хмелю русскому!

А горе наше меряли?

Работе мера есть? ...... ..

...Погляди поди.

Как из болота волоком

Крестьяне сено мокрое,

Скосивши, волокут:

Где не пробраться лошади,

Где и без ноши пешему

Опасно перейти.

Там рать-орда крестьянская

По кочам, по зажоринам

Ползком-ползёт с плетюхами,

-Трещит крестьянский пуп!

Ещё мучительнее труд и жизнь крестьянки. О её горькой доле, трудней которой «вряд ли сыскать», Некрасов рассказал в таких произведениях , как «В полном разгаре страда деревенская», «Мороз - Красный нос», «Кому на Руси жить хорошо» и многих других.

Спасаясь от голода, крестьяне уходят из деревень на заработки, но их положение от этого не улучшается. Вчерашний пахарь становится бурлаком, который «шагает под ярмом не краше узника в цепях», или рабочим, и тогда его грабит и сечёт «начальство» и по-прежнему «давит нужда».

Жизнь и труд бурлаков Некрасов видел с детства, ребёнком он слышал их песни-стоны, и увиденное и услышанное неизгладимыми чертами врезалось в память поэта. В автобиографической поэме «На Волге» Некрасов описал то, что потом всю жизнь «забыть не мог».

Почти пригнувшись головой

К ногам, обвитым бечевой,

Обутым в лапти, вдоль реки

Ползли гурьбою бурлаки...

Когда Некрасов ещё ребёнком увидел эту страшную картину, в нём «сердце дрогнуло». Образ бурлака, тянущего лямку под стоны «Дубинушки», прочно вошёл в творчество Некрасова. Этот образ он воспроизвёл и в своей поэме «Кому на Руси жить хорошо» - этом поэтическом итоге всех своих жизненных наблюдений.

Плечами, грудью и спиной

Тянул он барку бечевой,

Полдневный зной его палил,

И пот с него ручьями лил.

И падал он, и вновь вставал,

Хрипя, «Дубинушку» стонал!

Труд бурлаков был настолько тяжёл, что смерть им казалась желанной избавительницей. Некрасовский бурлак говорит: Когда бы зажило плечо, Тянул бы лямку, как медведь, А кабы к утру умереть - Так лучше было бы ещё. Волга, на которой Некрасов впервые увидел этот нечеловеческий труд, навсегда осталась в памяти поэта «рекою рабства и тоски»

Для людей, за плечами которых стоит «царь-голод», труд становится гибельным, «роковым». Тысячи крестьян, согнанных на постройку железной дороги, «гроб обрели здесь себе». Некрасов рассказывает неприкрашенную правду о жизни и труде этих людей, которые

...надрывались под зноем, под холодом

С вечно согнутой спиной,

Жили в землянках, боролися с голодом.

Мёрзли и мокли, болели цингой.

Не лучше и жизнь городских рабочих.

О наборщиках, жизнь которых - «кромешный ад точь-в-точь», Некрасов писал:

Хоть целый свет обрыщешь,

И в самых рудниках

Тошней труда не сыщешь...

Однако ешё тяжелей судьба детей, измученных в фабричной «неволе». «Царь-голод» не щадит и их. Из дома детей гнали «забота и нужда», на фабрике их ждал изнурительный, непосильный труд. Дети гибли, «высыхалиа в фабричной неволе. Этим маленьким каторжникам, не знавшим отдыха и счастья, Некрасов посвятил стихотворение «Плач детей». Жалобы детей, обречённых на медленное умирание у фабричного стачла, остаются без ответа:

Бесполезно плакать и молиться.

Колесо не слышит, не шадит,

Хоть умри - проклятое вертится,

Хоть умри - гудит-гудит-гудит!

Поэт мечтал о том времени, когда труд станет для человека радостным и свободным. В поэме «Дедушка» он показал, на какие чудеса способны люди, когда труд их свободен. «Горсточка русских», сосланных в «страшную глушь», бесплодную землю сделала плодородной, чудесно возделала нивы, вырастила тучные стада. Герой поэмы, старик-декабрист, рассказав об этом чуде, добавляет:

Воля и труд человека

Дивные дива творят!

Некрасов мечтал о том времени, когда его народ своим свободным трудом преобразит родную землю.

Иных времён, иных картин

Провижу я начало.

В свободной жизии берегов

Моей реки любимой:

Освобождённый от оков

Народ неутомимый

Созреет, густо заселит

Прибрежные пустыни;

Наука воды углубит;

По гладкой их равнине

Суда-гиганты побегут

Несчётною толпою.

И будет вечен бодрый труд

Над вечною рекою.

Н. А. Некрасов не ограничивался изображением жизни обездоленных и неимущих, он шёл дальше, показывая тех, кто присваивает себе плоды народного труда. В «Железной дороге» - это купчина-подрядчик, «толстый, присадистый, красный, как медь», в «Современниках» - это «банкиры, дельцы биржевые», «тузы-иноземцы», деревенские кулаки, вельможи, «погрязшие в тине долгов», фабриканты - все те, кого Некрасов метко назвал «героями спекуляции».

Некрасовский народ понимает, кому достаются плоды его труда. Недаром крестьянин Яким Нагой, который «до смерти работает», говорит:

Работаешь один,

А чуть работа кончена,

Гляди, стоят три дольщика:

Бог, царь и господин!

Некрасов верил в то, что русский народ освободится от этих «дольщиков» и «широкую, ясную грудью дорогу проложит себе», верил в то, что освобождённый народ вместо песни-стона создаст такие песни, в которых не будет «слышно кипения человеческой крови и слёз». К угнетённому народу поэт обращался с вопросом:

Чем хуже был бы твой удел,

Когда б ты менее терпел?

Некрасов в своих стихотворениях правдиво рассказывал о том, как живёт и работает русский народ. Эта правда была опасной для всех тех, кто жил за счёт народа. Поэтому стихи Некрасова беспощадно преследовались цензурой. Так, например, за печатание «Железной дороги» «Современник» получил второе предостережение: журналу угрожало закрытие. Цензор отмечал, что стихотворение является «страшной клеветой» и возбуждает негодование «против высшего правительства».

Стихи Некрасова звали к борьбе и революции. О том, какое влияние они оказывали на передовую молодёжь, можно судить по словам Плеханова: «Я был тогда в последнем классе военной гимназии. Мы сидели после обеда группой в несколько человек и читали Некрасова. Едва мы кончили «Железную дорогу», раздался сигнал, звавший нас на фронтовое учение. Мы спрятали книгу и пошли в цейхгауз за ружьями, находясь под сильным впечатлением всего только что прочитанного нами. Когда мы стали строиться, мой приятель С. подошёл ко мне и, сжимая в руке ружейный ствол, прошептал: «Эх, взял бы я это ружьё и пошёл бы сражаться за русский народ». Такова неотразимая сила поэзии Некрасова.





 

Добавить комментарий

ПРАВИЛА КОММЕНТИРОВАНИЯ:
» Все предложения начинать с заглавной буквы;
» Нормальным русским языком, без сленгов и других выражений;
» Не менее 30 символов без учета смайликов.