Поиск по сайту:



РЕАКЦИЯ 80-Х ГОДОВ Печать

 

РЕАКЦИЯ 80-Х ГОДОВ

1 марта 1881 г. бомбой народовольца Гриневицкого был убит царь Александр II. Событие это было венцом терро-ристической деятельности народовольцев. Но в то же время оно явно обнаружило всю несостоятельность их террористической тактики. Не имея за собой организованных народных масс, народовольцы оказались лицом к лицу со своим злейшим врагом - самодержавием - и были разгромлены.

Убийствами отдельных лиц нельзя было свергнуть царское самодержавие - нельзя было уничтожить класс помещиков. На место убитого царя появился другой - Александр III, при котором рабочим и крестьянам стало жить ещё хуже.

После убийства Александра II правительство берёт ещё более резкий курс на реакцию.

Цвет русской интеллигенции заплатил дорогой иеной за попытку отстоять народное дело: одни из революционеров были повешены, другие заживо погребены в мрачных казематах Шлиссельбурга, третьи оказались на каторге в рудниках Сибири. Героическое поколение борцов за народнические идеалы сходит со сцены.

После разгрома народовольческой организации реакционные силы в стране поднимают голову. Реакционный публицист К. Леонтьев откровенно заявлял: «Пора учиться делать реакцию... Надо подморозить Россию».

В стране прокатывается волна еврейских погромов, спровоцированных реакционерами. Цинизм «победителей» доходит до того, что один из приспешников правительственного лагеря А. С. Суворин, с мрачным остроумием пародируя монолог Гамлета «Быть или не быть», открыто обсуждает вопрос о погромах в статье «Бить или не бить?»

Гибель веры лучшей части общества в революцию и явное торжество реакции приводят к тяжёлым последствиям. В настроениях интеллигенции появляется растерянность. Высокий общественный подъём предшествующего десятилетия постепенно сменяется равнодушием к политической борьбе, пессимизмом, апатией - «духовным параличом», по выражению Г. И. Успенского. Расцветают обывательщина, мещанство и индивидуализм.

Наиболее заметным выражением этого индивидуализма в 80-х годах оказались теория «малых дел», увлечение толстовством и интерес к «чистому искусству».

Теория «малых дел», появившаяся в период идейного упадка, была в сущности отказом от революционного наследства 60-70-х годов, но отказом, замаскированным интересами общественной пользы. Сторонники этой теории заявляли, что для революции ещё не настало время. С революцией нужно подождать, её нужно постепенно подготовить.

Единственно правильный путь этой подготовки журнал «Неделя» - проповедник теории «малых дел» - видел в том, чтобы интеллигенция взялась за скромную, будничную культурную работу и таким путём улучшала окружающую жизнь. Для значительной части интеллигенции эта проповедь культурной работы показалась успокоительным и правильным выходом из тупика, д в конечном итоге это приводило к примирению с действительностью и к отказу от революционной борьбы.

К пассивному примирению с действительностью приводило и учение о нравственном самоусовершенствовании, с которым выступил Толстой. Толстовство со своим аполитизмом и проповедью «непротивления злу насилием» находит себе в эти годы благоприятную почву в настроениях усталой и разочарованной интеллигенции.

Интерес к «чистому искусству», наметившийся в поэзии 80-х годов, был тоже очень показателен для настроений этого десятилетия. Возрождение эстетизма знаменовало отказ от гражданских традиций русской поэзии, уход от действительности в мир фантазии, красивого вымысла.

Так настаёт та полоса в истории русского общества, которую называли то «серыми буднями русской действительности», то «сумерками» русской, жизни.





 

Добавить комментарий

ПРАВИЛА КОММЕНТИРОВАНИЯ:
» Все предложения начинать с заглавной буквы;
» Нормальным русским языком, без сленгов и других выражений;
» Не менее 30 символов без учета смайликов.