Поиск по сайту:



Литература: Песни Литературного Происхож Кондратий Федорович Рылеев Песни
Кондратий Федорович Рылеев Песни Печать

Кондратий Федорович Рылеев (1795- 1826)

Александр Александрович Бестужев (1797 - 1837)

Цикл поэта-декабриста Рылеева «Думы» вышел из печати в Петербурге в 1824 году. Одна из дум - «Смерть Ермака»,- впервые опубликованная в 1822 году в газете «Русский инвалид» (17 января), получила впоследствии широкое распространение в народной среде; ее варианты не однажды записывались собирателями фольклора.

Цикл агитационных песен, стилизованных под фольклорные, был создан Рылеевым совместно с его другом, также декабристом, Бестужевым (псевдоним - Марлинский). Цель песен - революционное воздействие на солдат, среди которых тексты нелегально распространялись.

В песне «Ты скажи, говори...» речь идет о дворцовых переворотах 1762 года (тогда был убит Петр III, после чего русской императрицей стала Екатерина II, его жена) и 1801 года (тогда был убит Павел I, он назван в песне «курносым злодеем»).

Во второй из «Подблюдных песен» говорится о «мужике из Новагорода» - т. е. о солдате из новгородских военных поселений, устроенных по проекту А. А. Аракчеева, всесильного временщика в 1810-х - начале 1820-х гг. Жизнь военных поселян была вдвое тяжелее и крестьянской и солдатской: крестьяне жили вместе со своими семьями, выполняли земледельческие работы, но при этом несли и воинскую службу; причем распорядок дня строго регламентировался: подъем, полевые работы, время топки печей, ухода за скотом контролировалось офицерами.

СМЕРТЬ ЕРМАКА

Ревела буря, дождь шумел,

Во мраке молнии летали,

Бесперерывно гром гремел,

И ветры в дебрях бушевали...

Ко славе страстию дыша,

В стране суровой и угрюмой,

На диком бреге Иртыша

Сидел Ермак, объятый думой.

 

Товарищи его трудов,

Побед и громозвучной славы,

Среди раскинутых шатров

Беспечно спали, близ дубравы.

«О, спите, спите,- мнил герой,

- Друзья под бурею ревущей;

С рассветом глас раздастся мой,

На славу иль на смерть зовущий!

 

Вам нужен отдых; сладкий сон

И в бурю храбрых успокоит;

В мечтах напомнит славу он

И силы ратников удвоит.

Кто жизни не щадил своей,

В разбоях, злато добывая,

Тот думать будет ли о ней,

За Русь святую погибая?

 

Своей и вражьей кровью смыв

Все преступленья буйной жизни

И за победы заслужив

Благословения отчизны,

Нам смерть не может быть страшна;

Свое мы дело совершили:

Сибирь царю покорена,

И мы - не праздно в мире жили!»

 

Но роковой его удел

Уже сидел с героем рядом

И с сожалением глядел

На жертву любопытным взглядом.

Ревела буря, дождь шумел,

Во мраке молнии летали,

Бесперерывно гром гремел,

И ветры в дебрях бушевали.

 

Иртыш кипел в крутых брегах,

Вздымалися седые волны,

И рассыпались с ревом в прах,

Бия о брег, козачьи челны.

С вождем покой в объятьях сна

Дружина храбрая вкушала;

С Кучумом буря лишь одна

На их погибель не дремала!

 

Страшась вступить с героем в бой,

Кучум, к шатрам, как тать презренный,

Прокрался тайною тропой,

Татар толпами окруженный.

Мечи сверкнули в их руках,-

И окровавилась долина,

И пала грозная в боях,

Не обнажив мечей, дружина...

 

Ермак воспрянул ото сна,

И, гибель зря, стремится в волны,

Душа отвагою полна,

Но далеко от брега челны!

Иртыш волнуется сильней -

Ермак .все силы напрягает,

И мощною рукой своей

Валы седые рассекает...

 

Плывет... уж близко челнока

- Но сила року уступила,

И, закипев страшней, река

Героя с шумом поглотила.

Лишивши сил богатыря

Бороться с ярою волною,

Тяжелый панцирь - дар царя

Стал гибели его виною.

 

Ревела буря... вдруг луной

Иртыш кипящий осребрился,

И труп, извергнутый волной,

В броне медяной озарился.

Носились тучи, дождь шумел,

И молнии еще сверкали,

И гром вдали еще гремел,

И ветры в дебрях бушевали.

1821 год.

 

* * *

Ах, тошно мне

И в родной стороне;

Все в неволе,

В тяжкой доле,

Видно, век вековать.

Долго ль русский народ

Будет рухлядью господ,

И людями,

Как скотами,

Долго ль будут торговать?

Кто же нас кабалил,

Кто им барство присудил,

И над нами,

Бедняками,

Будто с плетью посадил?

По две шкуры с нас дерут,

Мы посеем - они жнут,

И свобода

У народа

Силой бар задушена.

А что силой отнято,

Силой выручим мы то.

И в приволье,

На раздолье,

Стариною заживем.

А теперь господа

Грабят нас без стыда,

И обманом

Их карманом

Стала наша мошна.

Баре с земским судом

И с приходским попом

Нас морочат

И волочат

По дорогам да судам.

А уж правды нигде

Не ищи, мужик, в суде

Без синюхи

Судьи глухи,

Без вины ты виноват.

Чтоб в палату дойти,

Прежде сторожу плати,

За бумагу,

За отвагу

- Ты за все, про все давай

Там же каждая душа

Покривится из гроша:

Заседатель,

Председатель

Заодно с секретарем.

Нас поборами царь

Иссушил, как сухарь:

То дороги,

То налоги

Разорили нас вконец.

А под царским орлом

Ядом потчуют с вином,

И народу

Лишь за воду

Велят вчетверо платить.

Уж так худо на Руси,

Что и боже упаси!

Всех затеев

Аракчеев

И всему тому виной.

Он царя подстрекнет,

Царь указ подмахнет.

Ему шутка,

А нам жутко,

Тошно так, что ой, ой,

А до бога высоко,

До царя далеко,

Да мы сами

Ведь с усами,

Так мотай себе на ус.

1824 год.

 

* * *

Ты скажи, говори,

Как в России цари

Правят.

Ты скажи поскорей,

Как в России царей

Давят.

Как капралы Петра

Провожали с двора

Тихо.

А жена пред дворцом

Разъезжала верхом

Лихо.

Как курносый злодей

Воцарился по ней.

Горе!

Но господь, русский бог,

Бедным людям помог

Вскоре.

Между 1822 и 1825 годами.

 

ПОДБЛЮДНЫЕ ПЕСНИ

Слава богу на небе, а свободе на сей земле!

Чтобы правде ее не измениваться,

Ее первым друзьям не состареться,

Их саблям, кинжалам не ржаветься,

Их добрым коням не изъезживаться.

Слава богу на небе, а свободе на сей земле!

Да и будет она православным дана. Слава!

2

Как идет мужик из Новагорода,

У того мужика обрита борода;

Он ни плут, ни вор, за спиной топор;

А к кому он придет, тому голову сорвет.

Кому вынется, тому сбудется;

А кому сбудется, не минуется. Слава!

3

Вдоль Фонтанки-реки квартируют полки,

Их и учат, их и мучат, ни свет ни заря!

Что ни свет ни заря, для потехи царя!

Разве нет у них рук, чтоб избавиться мук?

Разве нет штыков на князьков-голяков?

Да Семеновский полк покажет им толк.

А кому сбудется, не минуется. Слава!

4

Сей, Маша, мучицу, пеки пироги:

К тебе будут гости, к тирану враги,

Не с иконами, не с поклонами,

А с железом да с законами.

Что мы спели, не минуется ему,

И в последний раз крикнет: «Быть по сему!»

5

Уж как на небе две радуги,

А у добрых людей две радости:

Правда в суде да свобода везде,

- Да и будут они россиянам даны. Слава!

 

6

Уж вы вейте веревки на барские головки,

Вы готовьте ножей на сиятельных князей,

И на место фонарей поразвешивать царей.

Тогда будет тепло, и умно, и светло. Слава!

7

Как идет кузнец из кузницы, слава!

Что несет кузнец? Да три ножика:

Вот уж первой-то нож на злодеев вельмож,

А другой-то нож - на судей на плутов,

А молитву сотворя,- третий нож на царя!

Кому вынется, тому сбудется,

Кому сбудется, не минуется. Слава!

1824 или 1825 год.





 

Добавить комментарий

ПРАВИЛА КОММЕНТИРОВАНИЯ:
» Все предложения начинать с заглавной буквы;
» Нормальным русским языком, без сленгов и других выражений;
» Не менее 30 символов без учета смайликов.