Поиск по сайту:



Литература: ШЕВЧЕНКО Т.Г. ШЕВЧЕНКО ТАРАС ГРИГОРЬЕВИЧ ИЗ ПОВЕСТИ К. Г. ПАУСТОВСКОГО «ТАРАС ШЕВЧЕНКО» КРАТКАЯ СПРАВКА
ШЕВЧЕНКО ТАРАС ГРИГОРЬЕВИЧ ИЗ ПОВЕСТИ К. Г. ПАУСТОВСКОГО «ТАРАС ШЕВЧЕНКО» КРАТКАЯ СПРАВКА Печать

ТАРАС ГРИГОРЬЕВИЧ ШЕВЧЕНКО   ИЗ ПОВЕСТИ К. Г. ПАУСТОВСКОГО «ТАРАС ШЕВЧЕНКО»  ШЕВЧЕНКО ТАРАС ГРИГОРЬЕВИЧ  ИЗ ПОВЕСТИ К. Г. ПАУСТОВСКОГО «ТАРАС ШЕВЧЕНКО»

Тарас Григорьевич ШЕВЧЕНКО (1814-1861)

Родился Тарас в семье крепостного крестьянина Григория Шевченко в селе Моринцах Киевской губернии. Семья Шевченко принадлежала помещику Энгельгардту... Когда Энгельгардту, жившему в Вильно, понадобились новые слуги, Тараса вместе с другими дворовыми отправили в далекую Литву. В донесении о новых слугах управляющий против имени Тараса написал: «Годен на комнатного живописца».
Вместо комнатного живописца барин сделал его комнатным казачком... Однажды Энгельгардт уехал на бал. Бал должен был затянуться до утра. Когда в большом гулком доме все успокоились, Шевченко зажег свечу, прокрался в барские комнаты и начал срисовывать портрет генерала Платова.
Шевченко увлекся. Свеча оплывала. Ночь медленно приближалась к рассвету. Шевченко не слышал стука в дверь, суеты, грозных окриков... Очнулся он оттого, что рука барина схватила его за ухо и сбросила со стула.
- На конюшню! - кричал Энгельгардт. - Не твое холопское дело производить копии с этих портретов.
Утром Шевченко выпороли на конюшне... Порка не испугала Тараса, он был упрям и продолжал втихомолку срисовывать портреты. Тогда Энгельгардт сдался. Он решил сделать из Тараса крепостного художника...


В Петербурге Энгельгардт отдал Шевченко в учение к комнатному живописцу Ширяеву. Ширяев держал малярное и стекольное заведение.
Шевченко вместе с другими учениками жил у Ширяева на чердаке, носил ветхий тиковый халат и ходил на работу - красить стены, расписывать потолки и вывески.
О том, чтобы научиться у него даже самым простым приемам живописи, нечего было и думать. Никто не мог помочь Шевченко в трудном искусстве, и он начал изучать его сам. По пути с работы на ширяевский чердак он заходил в Летний сад и срисовывал мраморные статуи. В Летнем саду Тарас начал писать и свои первые стихи.
Днем рисовать было некогда. Помогали белые ночи. Их сумрак был светел. Он не скрывал очертаний статуй. Шевченко сидел около статуй и рисовал. Никто не мешал ему.
В одну из таких ночей преподаватель Академии художеств Сошенко проходил через Летний сад и увидел мальчика, сидевшего на перевернутом малярном ведре перед статуей Сатурна . Сошенко тихо подошел. Мальчик обернулся и что-то быстро спрятал за пазуху.

- Что ты здесь делаешь? - спросил Сошенко.
- Да ничего, - ответил растерянно мальчик. - Ничего я не делаю такого... шел с работы и зашел в сад.
Сошенко молчал.
— Я рисую, - прошептал мальчик и покраснел.
— Покажи.
Мальчик показал художнику измятый хата родителей шевченко в кириловке рисунок шевченконабросок статуи Сатурна. Набросок был очень хорош.
Сошенко дал мальчику свой адрес и наказал непременно прийти в ближайшее воскресенье и принести свои рисунки.
С этой встречи начался перелом в жизни Шевченко. Сошенко первый открыл в Летнем саду этот «алмаз в кожухе», как он называл впоследствии Шевченко...
С тех пор Тарас все свободное время проводил в мастерской у Сошенко. Здесь он встретился с блиставшим в то время в Петербурге Карлом Брюлловым.
После встречи с Брюлловым Тарас несколько дней ходил, ничего не видя, не слыша. Он беспричинно смеялся, забывал о работе, не замечая ругани Ширяева.

Брюллов рассказал о судьбе талантливого украинского юноши Жуковскому. Сообща было решено добиться освобождения Тараса.
Брюллов поехал к Энгельгардту. Он вернулся от помещика в бешенстве. «Это самая грязная свинья, какую я когда-либо встречал в жизни, - сказал он Сошенко. - Завтра он обещал назначить цену за Шевченко. Сходите к нему и узнайте, сколько он запросит».


Так начался страшный торг с Энгельгардтом за свободу Шевченко. Торг длился долго. Энгельгардт в конце концов назначил выкуп за Шевченко в две тысячи пятьсот рублей и не захотел уступить ни копейки. Сумма была огромна. Она делала освобождение Шевченко почти невозможным.
Шевченко страшно волновался. Он знал, что нигде двух с половиной тысяч достать нельзя, что не стоит думать о свободе, и с каждым днем томился все больше. Он притих, был подавлен, растерян. Тарас не выдержал этого напряжения и заболел горячкой.


Болезнь Тараса заставила его друзей торопиться с поисками денег. Жуковский и Брюллов придумали выход. Брюллов написал портрет Жуковского. Портрет этот был разыгран в лотерею. Лотерея дала две с половиной тысячи рублей. Деньги тотчас отвезли Энгельгардту и получили у него «вольную» на «...крестьянина Тараса Григорьевича Шевченко».
Освобождение Шевченко почти совпало со смертью Пушкина. Пушкин умер только за год до этого. Только год назад Тарас робко вошел, вместе с притихшей толпой, в небогатую квартиру поэта. Пушкин лежал в гробу, в прихожей...
Тарас принес с собою лист бумаги и огрызок карандаша. Он спрятался в угол и начал срисовывать безжизненную голову поэта. Он смущался, вздрагивал, когда кто-нибудь задевал его полой тяжелой шубы.


Тогда уже Пушкин вошел в жизнь Тараса как недосягаемый друг, как величайший учитель поэзии...
Тарас поселился у Сошенко и начал работать в Академии художеств под руководством Брюллова. Брюллов открыл Шевченко свою богатую библиотеку. Шевченко впитывал содержание книг, как земля впитывает внезапный ливень. Годы учения в Академии художеств были самым легким временем в жизни Шевченко-Портреты работы Шевченко вскоре стали славиться в Петербурге. Посыпались заказы. Нужда кончилась...


Оставаясь наедине с собой в пыльной комнате, заваленной начатыми холстами, Шевченко до слез грустил по Украине, и все думы, вся страсть, вся любовь были далеко от Петербурга, были со своим обездоленным народом. Оставаясь один в своей каморке, Тарас писал стихи о родине. О стихах этих никто не знал, и, может быть, о них долго бы не узнали, если бы не случай...
Шевченко писал портрет полтавского помещика Мартоса. Однажды Мартос заметил на полу комнаты исписанный клочок бумаги. Он поднял его и прочел украинские стихи, поразившие его ясностью языка, певучестью, скорбью о судьбе Украины.
- Что это? - спросил Мартос. - Чьи это стихи?


- Мои, - неохотно ответил Шевченко. - Так... Баловство. Когда плохо делается на сердце, я и начинаю портить бумагу. У меня их много, этих стихов.
Шевченко вытащил из-под кровати корзину, доверху набитую изорванными, скомканными листами, исписанными крупным неправильным почерком.
- Вот все мое добро, - сказал. - Тут сам черт вывихнет лапу...
С большим трудом Мартосу удалось добиться от Шевченко разрешения напечатать стихи отдельной книгой. Она была названа «Кобзарь» 1 и вышла в свет в феврале 1840 года.
Петербург заговорил о новом «мужицком» поэте. На Украине появление «Кобзаря» произвело потрясающее впечатление. Его выучивали наизусть, над ним плакали, его хранили в сундуках. Чудесным казалось, что из северного Петербурга раздался свободный голос бывшего раба-украинца, и голос этот прозвучал по всей стране как плач о бедняках, как призыв к освобождению от рабства.


Летом 1848 года сбылась, наконец, мечта Тараса. Он вернулся к себе на Украину прославленным поэтом и художником.
Украина встретила Тараса ласково, но вскоре нанесла удар его юношеским представлениям о родине. ...Как только Тарас переступил порог первого же помещичьего дома, он понял, что он крепостной, хотя и носит в кармане «вольную». Его принимали охотно, но давали временами почувствовать, что он бывший холоп-и ему не по плечу равняться со шляхтой и дворянством. Шевченко не мог смотреть в глаза казачкам, подававшим трубки, дворне, снимавшей перед ним шапки, знатным столичным человеком.
Он был кость от кости этих холопов, он был поэтом бедняцкой Украины. Ненависть к помещикам, к панам, независимо от того, кто они были - украинцы, поляки или русские, - вошла с тех пор в его сердце и крепла с каждым годом.

Во время скитаний по Украине Шевченко много времени проводил среди крепостных крестьян. По ночам в темных хатах собирались родные его «гречкосеи» и безнадежно жаловались на угнетения, на обиды, на жестокости панов и шляхтичей. Для помещиков и шляхтичей, наводнявших Украину, «гречкосеи» были только «быдлом»-рабочим скотом. Гнев охватывал Шевченко - великий, беспощадный гнев поэта, трибуна, революционера. Этот гнев сообщал его стихам характер неистовых проклятий.
- Что делать, Тарас? - спрашивали измученные крипа-ки . - Вот ты вышел в люди - дай совет, открой очи, научи, как добиться до правды.
Шевченко в то время уже знал, что делать. Сбросить царя и помещиков. Взять землю. Он открыто звал к этому крестьян.
Он писал об этом.


Шевченко арестовали пятого апреля 1847 года. Семнадцатого апреля Шевченко под конвоем был доставлен в Петербург и заключен в Петропавловскую крепость. Началось следствие.
Шевченко был приговорен к ссылке рядовым солдатом в Оренбургский батальон «с правом выслуги», то есть на неопределенное время, почти на пожизненную каторгу...
На приговоре о ссылке Шевченко Николай I написал слова, изумившие даже жандармов: «Под строжайший присмотр, запретив писать и рисовать». Это была гражданская смерть для Шевченко. Художнику связали руки, поэту заткнули рот и бросили в каторжную жизнь захолустного гарнизона.
Второго июня Шевченко выехал с жандармами в Оренбург.
В орской казарме риснок шевченкоИз Оренбурга Шевченко отправили в Орскую крепость, в пятый линейный батальон.
Если бы Шевченко не обладал мужеством и волей, если бы он не был «одарен крепким телосложением», как было сказано даже в приговоре о ссылке, он не вынес бы десятилетней ссыльной тоски...


Больше полугода Шевченко просидел в тюрьмах Оренбурга, Орска и Уральска и был, наконец, поздней осенью 1850 года выслан в Новопетровское укрепление, на полуостров Мангышлак, на восточный бесплодный берег Каспийского моря. Это было место, носившее у видавших виды николаевских солдат название «могилы» или «вонючего пекла»...
В Новопетровском Шевченко не написал за семь лет ни одного стихотворения. Казалось, что воображение иссякло, пролилось, как воды на сухую землю. И все чаще ярость подымалась к горлу, и Шевченко проклинал страшным, неистовым проклятием палача Николая, обрекшего поэта на медленную смерть в изгнании.
В 1855 году до глухого форта дошла радостная весть - Николай умер.
Шевченко ждал освобождения, ждал амнистии со стороны нового царя - Александра.
Александру II были поданы списки ссыльных, подлежавших освобождению. Он прочел их и тщательно вычеркнул из списков имя Шевченко. Он вежливо улыбнулся и сказал: «Этот слишком сильно оскорбил мою бабку и моего отца, чтобы я мог его простить».
Последняя надежда на освобождение пропала...
Шевченко не знал, что Федор Толстой 2 обивал в это время в Петербурге пороги дворцовых приемных и требовал освобождения поэта.
И вот, наконец, свершилось: второго мая 1857 года Шевченко получил письмо от друга Михаила Лазаревского. Лазаревский поздравлял Шевченко со свободой.
Казалось, ничто не предвещало нового испытания. Но в Нижнем Новгороде Шевченко узнал еще об одной подлости правительства... В предписании губернатору было сказано, что Шевченконаказание колодкой риснок шевченко запрещен въезд в обе столицы - Петербург и Москву.

1 Кобздръ - украинский народный певец; здесь: «Кобзарь»-сборник стихотворений Т. Г. Шевченко.
1 Амнистия - помилование.
2 Толстой Федор Петрович (1783-1873) - русский скульптор, художник.


Всю зиму поэт прожил в Нижнем Новгороде. Местное общество встретило его ласково... Шевченко впервые встретился в Нижнем Новгороде с декабристом. Это был Анненков. Шевченко отнесся к нему с величайшей почтительностью. Анненков был седой, величавый старик - настоящий «благовеститель свободы».
Преклонение Шевченко перед декабристами было безграничным. Он разыскал в Новгороде дочь декабриста Пущина нарисовал ее портрет и всячески ее баловал.
Декабристам он посвятил взволнованные строки:


...Я думой полечу в Сибирь
И в Забайкалье; гляну в горы,
В вертепы темные и норы
Без дна, глубокие, и вас,
Поборников священной воли,
Из тьмы, из смрада и неволи,
Царям и людям напоказ,
Вперед вас выведу, суровых,
Рядами длинными, в оковах...


В марте 1858 года пришло из Петербурга известие о том, что Шевченко разрешено жить в столице.
Ссылка кончилась. Петербург радостно встретил поэта. В нем видели мученика, его приветствовали как страшную жертву николаевского царствования.

(Из повести К. Г. Паустовского «Тарас Шевченко».)





 

Добавить комментарий

ПРАВИЛА КОММЕНТИРОВАНИЯ:
» Все предложения начинать с заглавной буквы;
» Нормальным русским языком, без сленгов и других выражений;
» Не менее 30 символов без учета смайликов.